Что знает наука, знает религия и что хотим знать мы о жизни после смерти

О жизни после смерти

Что знает наука, «знает» религия и что хотим знать мы (Сергей Горохов)

от Nilpahcnavi

Пожалуй, впервые в литературной практике значительный объем книги научно-популярного содержания составляет материал, отражающий реакцию представителей церкви и духовенства на столь острый и актуальный вопрос, как эмпирический опыт на границе «перехода» в загробную жизнь.

Факты и размышления

В книге обобщены, структурированы и представлены результаты исследований, проведенных за последние несколько десятилетий в области околосмертных переживаний практически всеми знаковыми учеными, отдавшими свои знания, силы и возможности изучению этого феномена – М. Сабомом, К. Осисом и Э. Харальдсоном, К. Рингом, Пимом ван Ломмелем, П. Сартори, С. Парниа.

Представленный эмпирический опыт этих исследований дополнен выводами, сделанными и сформулированными на основе его (опыта) анализа ведущими аналитиками в данной предметной области – Б. Грейсоном, С. Миллером, Т. Евдокасом, Пожалуй, впервые в литературной практике значительный объем книги научно-популярного содержания составляет материал, отражающий реакцию представителей Церкви и духовенства на столь острый и актуальный вопрос как эмпирический опыт на границе «перехода» в загробную жизнь.

В работе Вы найдете точку зрения на посмертные переживания таких ярких представителей православного вероисповедания как иеромонах Серафим (Юджин) Роуз, митрополит Иерофей (Влахос), епископ Александр (Милеант), а также высказывания знаковых личностей современного православия – профессора А.И. Осипова и митрополита Илариона (Алфеева).

Об авторе

Сергей Михайлович ГороховАвтор более 100 научных работ в области теории нестационарного тепло- и массопереноса, регулируемых тепловых процессов в радиоэлектронной аппаратуре, разработки программного обеспечения и защиты информации. Член специализированного докторского Совета в Одесской Национальной академии связи им. А. С. Попова.
Родился 5 мая 1950 года в г. Львове. Окончил Одесский технологический институт холодильной промышленности (инженер-теплофизик) и аспиран туру Ленинградского института точной механики и оптики. С 1972 года в течение двадцати лет работал в НИИ «Шторм».

Являлся главным конструктором ряда крупных программных комплексов оборонного назначения, членом Совета главных конструкторов Министерства радио- промышленности СССР и Межведомственного совета по автоматизации проектирования. Трижды номинант Совета Министров СССР в области науки и техники. Кандидат технических наук с 1979 года.

Решением ВАК СССР в 1990 г. Присвоена степень доктора технических наук. Преподавал на кафедре прикладной математики и вычислительной техники Одесской государственной академии холода. В 1991 г. решением Высшей Аттестационной Комиссии Украины присвоено ученое звание профессора этой кафедры. С 1995 года – академик Международной Академии Информатизации и Академии Связи Украины.

Религия и околосмертные переживания

Околосмертные переживания, наряду с другими паранормальными явлениями (телепатия, телекинез, внетелесный опыт, полтергейст, левитация) привлекают внимание, в первую очередь, как эмпирический опыт, способный подтвердить возможность существования сознания вне тела и жизни после смерти.

Но каждый раз, когда мы сталкиваемся с проявлением очередного паранормального феномена, то наряду с удивлением нас не оставляет чувство сомнения в достоверности происходящего.

Слишком часто мы становились свидетелями разоблачения всевозможных «магов», фокусников, «медиумов», чародеев и прочих шарлатанов, готовых за деньги демонстрировать чудеса своего божественного «призвания».

Или в очередной раз отмечали явные нарушения психики и проявление болезненной страсти к популярности отдельных личностей, выслушивая их безумные рассказы о посещении обителей потустороннего мира.

На фоне этих «чудес» околосмертные опыты являются, пожалуй, единственной формой известных феноменов, респондентов (а точнее пациентов, переживших клиническую смерть) которых невозможно заподозрить ни в недостоверности пережитых впечатлений, ни тем более в каких-либо корыстных интересах.

Будучи единственным реальным научным методом наблюдения, регистрации и статистической обработки околосмертных переживаний, системно проявляющихся на границе мирской жизни, этот опыт наиболее многообещающ для убеждения скептиков. Если вы можете доказать, что кто-то видел или слышал что-то, что, по утверждению науки о мозге, ни видеть, ни слышать он не мог, то у вас по меньшей мере есть доказательство того, что наше понимание работы мозга еще более несовершенно, чем мы думали, а возможно – указание на то, что сознательный ум может существовать вне живого организма.

Характер околосмертных переживаний

Именно системная повторяемость наиболее характерных околосмертных переживаний в этих наблюдениях, по мере увеличения объема выборки эмпирического опыта, становится решающим фактором повышения доверия к этим исследованиям. К сожалению, характерной чертой подавляющего количества научно-популярных информационных материалов, претендующих на право убеждать читателей в достоверности тех, или иных результатов околосмертного опыта, является их чрезмерная насыщенность различными историями проявления этого феномена, с детальным описанием отдельных фрагментов процесса умирания пациентов.

При этом «в тени» остаются не только сложности обобщения и количественного анализа выявленных закономерностей околосмертного опыта, но и вопросы, возникающие при обсуждении полученных результатов и их религиозной интерпретации.

Как очень метко описал свое состояние в данной ситуации Такис Евдокас – «с боязливым чувством приближаюсь я к теме науки и религии главным образом потому, что боюсь недоразумений.

Ученые рассматривают религиозные теории с иронией, в то время как представители религий выработали недоброжелательное отношение к ученым». Но если не выносить эти недоразумения на обсуждение, вряд ли от этого выиграют и наука, и религия, и самое главное – мы, верующие люди.

Предисловие к изданию

С огромным удовольствием прочитал и перечитываю очередную книгу моего друга из серии его работ, которые он посвятил теологическим проблемам. Это обусловлено тем, что я увидел, как мой друг, интеллектуал, профессор, от опытов в познании и толковании религиозных текстов, перешел к важнейшей для каждого человека проблеме – смерти.

Конечно не только научный, но и личный опыт свидетельствуют о том, что жизнь ограничена во времени и все живое заканчивает свою жизнь, умирая. Однако человек особый феномен природы, ибо в биоэнергетической оболочке о бренности существования, которую мы понимаем, в течение индивидуальной жизни формируется некая интеллектуально-духовная составляющая.

Она (душа?) и порождает вопрос о том, насколько она связана с биологической оболочкой, телом, какова ее судьба после смерти, т.е. бессмертна ли она. Особенно это будоражит людей с наиболее развитой интеллектуально-духовной сущностью.

Да, прямого ответа на этот вопрос нет. Но вот мой друг подошел к попытке ответа на этот вопрос путем хорошего научного анализа (это важнейший инструмент духа человека – его интеллект), явления околосмертного опыта. Что я понял? – это:

  • Такое явление есть (объективный научный анализ);
  • Он имеет проявление общих закономерностей.

Но вот что дальше? Может это и есть начало расхождения тела и души после смерти, ухода последней в бессмертие… Чрезвычайно интересна мысль автора, заключенная в вопросе – зачем нам дан этот опыт. Он же и отвечает в окончании первой книги – для того, чтобы показать, что душа человека бессмертна.

А, если так, может стоит пересмотреть кое-что в своей жизни, пока еще это возможно, ведь в бессмертии душа уже не будет иметь возможность изменения жизни, особенно во взаимоотношении с другими людьми.

Возможно, об этом стоит подумать каждому сейчас, дабы избежать мучений души в бессмертии (аду?) путем благости земной жизни. Спасибо автору за побуждение к тем или иным мыслям.А. И. Гоженко – доктор медицинских наук, профессор. Заслуженный деятель науки и техники Украины. Президент научного общества патофизиологов Украины.
Поделиться:

Похожие статьи