Контуры мироздания

Контуры Мироздания

Профессор ВЕМЗ (В.М. Запорожец)

от Nilpahcnavi

В книге выясняется один из важнейших нерешенных вопросов естествознания — вопрос о посмертном существовании человека. Излагается разработанная автором легко воспроизводимая экспериментальная методика решения этого вопроса и описывается ее алгоритм. Приводятся сведения о явлениях медиумизма, на использовании которых базируется методика, а также о лежащих в их основе явлениях психизма. Предлагается классификация указанных явлений. Обобщаются сведения предшествующих и собственных исследований посмертной жизни, даются выводы, которые следуют из полученных результатов, и оценивается их значение.

В соответствии со сведениями о структуре пространства, полученными при изучении психического плана мироздания, переосмысливаются некоторые основные положения современной науки., причем находят свое объяснение неразъясненные ею парадоксы (фотометрический, гравиметрический, нонсенсы квантовой механики…) и природные явления (причины инерции и гравитации, равенства инерционной и гравитационной масс и ряд других). Намечаются темы будущих научных, возможно, диссертационных исследований.

Предисловие к электронному изданию

Мы предлагаем вниманию читателя книгу отечественного физика Всеволода Михайловича Запорожца «Контуры мироздания». Как автор, так и его произведение во многом уникальны. Профессор Вемз — такой псевдоним В.М. Запорожец избрал для своей книги — доктор технических наук, профессор ВНИИ по Геофизическим методам разведки нефти и газа. Родившись ещё в далёком 1908 году, наш автор всю жизнь придерживался атеистических взглядов. Тем не менее, в 70-ые годы он заинтересовался загробным миром, желая установить связь со своей недавно скончавшейся супругой.

В жизни ученого начался период изучения спиритических книг в спецхранилищах советских библиотек, поиск медиумов, проведение сеансов… В результате профессору Вемзу удалось получить доказательства существования человеческой души и её сохранения после смерти физического тела. Иными словами, вслед за его именитыми предшественниками учёный пришёл к доказательству человеческого бессмертия, и особенную ценность его открытию придает то, что оно было сделано в годы правления тоталитарного атеистического режима…

Запорожец Всеволод Михайлович доктор технических наук, профессор, сотрудник ВНИИ геофизических методов разведки нефти и газа.
(псевдоним Профессор ВЕМЗ) — спирит, исследователь аномальных явлений, доктор технических наук, профессор ВНИИ по Геофизическим методам разведки нефти и газа. Родился в Санкт-Петербурге в «классово чуждой» среде. В его жилах текла русская, французская, польская, английская и украинская кровь. В семье тягу к знаниям прививали с раннего детства, поэтому мальчик читал уже с пяти лет. Тетушка, владелица большой библиотеки, не только снабжала племянника книгами, но и старалась обсуждать с ним прочитанное. Мальчик жадно проглатывал беллетристику, научно-популярную литературу.

Результаты исследований В.М. Запорожца изложены в его главной монографии «Контуры мироздания», которую он издал на собственные средства в 1994 г. Книга эта посвящена широкому спектру паранормальных явлений — помимо спиритизма и медиумизма автор затрагивает ретроспекцию, ясновидение, телепатию, материализацию и др., представляя читателю информативный обзор существующей на данный момент литературы по упомянутым темам. Автором также предложена собственная методика доказательства жизни после смерти. На протяжении всей книги профессор Вемз остаётся верным фактологическому подходу, отвергая любые попытки философского осмысления полученной картины, что мы критически обсудили в статье «О спиритическом сциентизме», к которой мы и отсылаем читателя.

Цели и задачи данной книги

Среди всего материала книги особняком стоит пятая часть, где автор, отдавая дань своему естественнонаучному образованию, излагает собственную теорию строения пространства, основывающуюся на постулировании эфира как среды передачи физических взаимодействий. Таким образом, В.М. Запорожец объединил в рамках одного труда те 2 темы, вокруг которых уже несколько — не побоимся этого слова! — веков ведутся наиболее ожесточённые споры в научной и околонаучной среде: проблема жизни после смерти и теория относительности А. Эйнштейна.

На наш взгляд, эта часть монографии должна рассматриваться отдельно от общего содержания, поскольку данная тема к спиритизму прямого отношения не имеет, а попытка доказательства многомерности пространства на основании медиумических феноменов, на наш взгляд не достаточно проработана. Следует также отметить, что не все физики, занимающиеся спиритизмом, оспаривают теорию относительности или поддерживают теорию эфира, так что в данном случае позиция Вемза в большей степени отражает его личную точку зрения, чем устоявшиеся в среде спиритов воззрения.

Цель данной работы состоит в выяснении одного из важнейших, быть может самого важного вопроса естествознания — продолжается ли существование человека после его смерти или оканчивается вместе с земной жизнью. Решается он применением разработанной автором и излагаемой в работе сравнительно легко воспроизводимой экспериментальной методики.

Вопрос о существовании посмертной жизни

Вопрос о существовании посмертной жизни издавна волнует человечество. Люди религиозные решают его для себя положительно, поскольку почти всеми религиями предусматривается посмертное существование в той или иной его форме. Атеисты столь же решительно настаивают на отрицательном ответе. Но оба эти решения основаны на вере, а не на знании, и потому не до конца исключают сомнения и неубедительны для людей, пребывающих в неуверенности.

Многочисленные предшествующие исследователи пытались найти решение этого вопроса на базе эксперимента, а также путем обобщения самопроизвольно возникающих (спонтанных) явлений. В большинстве своем они приходили к положительному ответу, но не смогли выработать воспроизводимую методику доказательства. Чужой же опыт мало кого убеждает в столь важном для каждого человека вопросе. Большинство современных парапсихологов оставило попытки решения вопроса о посмертной жизни, зачислив его в категорию неразрешимых. Данная наша работа опровергает это представление.

Подобно многим и многим своим предшественникам, автор этой книги вступил в область психизма1 скептиком, но вынужден был под давлением фактов изменить свое мнение. После этого у него возникло естественное желание способствовать своим опытом утверждению истины.

Аксаков, Александр НиколаевичБыл инициатором и, вместе с А. М. Бутлеровым и Н. П. Вагнером, организатором медиумических сеансов, вызвавших широкий резонанс. Деятельность Аксакова привлекла к себе внимание известных писателей — Достоевского и Лескова.
Ещё в лицее обстоятельно ознакомился с учением Сведенборга. В 1863 году напечатал в Лейпциге перевод с латинского «О небесах, о мире и об аде, как то видел и слышал Э. Сведенборг». В Лейпциге издал также «Евангелие по Сведенборгу» (1864), «Рационализм Сведенборга. Критическое исследование его учения о Св. Писании» (1870), «Книга бытия по Сведенборгу» (1870).

Загадочными явлениями человеческой психики увлёкся ещё в 1855 году, с 1870 года начал принимать участие в спиритических сеансах. Во второй половине 1860-х годов в сочинениях американского спиритуалиста Э. Дж. Дэвиса Аксаков нашёл подтверждение своей философии; издал несколько переводов Дэвиса на немецком языке. Свои переводы с английского и немецкого языков, а также и статьи по животному магнетизму и спиритизму он печатал в Лейпциге и, что было возможно, — в Петербурге. С 1874 года он издавал в Лейпциге ежемесячный журнал «Psychische Studien», посвященный исследованию малоизвестных явлений психической жизни. В 1893 г. в ответ на трактат Э. Гартмана Der Spiritismus (1885) опубликовал книгу «Анимизм и спиритизм», позднее продолжал полемику с ним в других работах.

Аксаков, Александр НиколаевичОднако, ознакомление с опытом прошлого показало, что уже получено громадное количество вполне убедительных и достоверных данных, дополнять которые фактическим материалов автора также бесполезно, как доливать озеро чашкой воды. Не больший эффект могло бы дать и обобщение накопленных ранее данных, так как такие обобщения уже не раз выполнялись в прошлом, причем в отдельных случаях превосходно. В общем, подтвердилось, что имеет место положение, хорошо обрисованное следующими словами А.Н. Аксакова, сказанными давно, но не устаревшими и сегодня:

Чтобы признать... (за областью психизма)... всю силу истины, всю важность мирового жизненного вопроса — ибо речь идет об открытии нового мира и новой жизни для каждого из нас — требуют фактов, доказанных, засвидетельствованных; требуют толковых, добросовестных научных исследований; требуют авторитетов — все это есть! Одно только незнание, иногда умышленное, а большей частью, как обыкновенная принадлежность односторонней или недостаточной начитанности, может отрицать это...А.Н. Аксаков

Проверяемость результатов исследований

Действительно, налицо обилие вполне доказательных материалов, которые не раз перепроверяли и дополняли старательные исследователи. Это всегда приводило к одному и тому же положительному результату, который неуклонно отвергался неинформированным и недоверчивым большинством. В итоге опыт прошлого рисует нам печальную картину многократных повторов без существенного продвижения вперед, колебаний в оценке предъявляемых данных, забвения ранее полученного, и, в конце концов, безуспешного топтания на месте.

Аксаков справедливо отмечает в числе причин неприятия психизма, наряду с «незнанием обыкновенным», и «незнание умышленное», то есть сопротивление познанию. Оно объясняется склонностью многих людей идти путями веры, а не знания: «Люди привыкли верить, а не думать». Этим обусловлен успех религий, апелирующих к априорной вере и чурающихся доказательств, также, как и успех атеизма — веры со знаком минус.

В отличие от веры, наука следует путями логики и претендует на экспериментальную обоснованность выводов, но большинство людей и заключения науки принимает на веру, как только они вошли в круг общепринятых истин, и склонно сопротивляться смене представлений. Склонность людей к вере — одно из серьезных препятствий на пути к постижению истины. Она заставляет их придерживаться предвзятых мнений, часто вопреки логике и данным опыта. Не только обыватель, но и человек науки иной раз поворачивается спиной к накопленным фактам потому, что верит в их невозможность. А человеку религиозному или атеистичному тем более неинтересно взглянуть на них — он и без того «все знает». В случае психизма это привело к исключению из сферы научного исследования громадной области естествознания о неизведанной части мироздания.

Действие бремени укоренившихся представлений известно автору по собственному опыту. Очень трудно проникнуться сознанием истинности необычного по пересказам. История психизма учит, что ни тщательная документация явлений, ни утверждение их авторитетными комиссиями, ни фотографирование, ни киносъемка — ничто не убеждает, все ставится под сомнение, игнорируется и, в конце концов, забывается. Вопреки, казалось бы, бесспорным доказательствам, возникают сомнения и желание лично убедиться. Такое желание часто возникает и у людей науки при знакомстве с новыми ее результатами, но сила науки в том и состоит, что все ее опыты воспроизводимы, как бы ни были они трудоемки. К сожалению, иначе обстоит дело в вопросе о существовании посмертной жизни. Исследователи психизма достигали лишь личного убеждения в ее существовании, но не выработали воспроизводимой методики научно обоснованного и застрахованного от последующей критики эксперимента, приводящего к такому убеждению.

Явление психизма и его научность

Можно посетовать на недостаточную изобретательность исследователей, перед которыми задача разработки адекватной методики стояла в течение десятилетий. В качестве оправдания ссылаются на неуправляемость, случайность явлений психизма. На это же указывают скептики, как на приметы вненаучности психизма, поскольку воспроизводимость, доступность для проверки является неотъемлемой чертой всякого научного доказательства. И эти оправдания и эти обвинения необоснованны поскольку невоспроизводимость и случайность являются следствием неизученности факторов, которым подчиняются явления психизма, а отнюдь не их исконными свойствами.

Учитывая изложенное, мы не могли ограничиться привнесением в тезаурус психизма той совокупности наблюдений, которая обеспечила нам личную убежденность (это мало чем изменило бы общее положение вещей), и сосредоточили свои усилия на выработке методики, позволяющей каждому заинтересованному лицу разрешить лично для себя вопрос о посмертной жизни. Методика излагается в третьей части данной работы. При разработке методики мы старались учесть и предвосхитить все аспекты возможной критики ее результатов (они известны из векового опыта психических исследований). Этим обеспечивается однозначная интерпретация получаемых данных.

Автор многократно повторял опыты, следуя алгоритму разработанной методики, и каждый раз получал результат, неопровержимо устанавливающий, что психическая сущность человека — его индивидуальность, личность, память и эмоции — сохраняется после смерти и продолжает свое существование. К этому выводу и раньше приходило большинство исследователей психизма, но на: основании постепенно созревавшего личного убеждения, скорее веры, чем знания, поскольку их опыты не имели логически завершенной доказательности и поэтому не были застрахованы от последующей критики, которая не заставляла себя ждать. Теперь, после разработки методики, положение меняется. Для тех, кто интересуется вопросом, указан путь, приводящий к однозначному результату, и только от их усердия зависит получение неоспоримого решения. Труда для этого надо затратить немало, но он окупится, так как предмет исследования не только важен для естествознания, но и представляет жгучий личный интерес для каждого человека.

Методы экспериментов

Для выполнения эксперимента, предусмотренного методикой, не требуется специальных знаний и особой подготовки. По существу он прост. Однако, опыт внедрения методики показал, что логика доказательства плохо осваивается лицами, не знакомыми с предысторией вопроса, с причинами неудач ранее предпринимавшихся попыток доказательства и с теми возражениями, которые они вызывали. Без знания всего этого, доказательство может показаться неоправданно сложным, казуистичным.

При выполнении экспериментов, предусмотренных методикой, исследователю придется иметь дело лишь с самыми слабыми проявлениями психизма, так как использование сильных его проявлений возбраняется методикой и, кроме того, они крайне редки в наше время. Однако, мы описываем в первой части книги явления психизма во всем их многообразии, исходя при этом из следующих соображений.

Анимизм тейлора

Анимизм

Описания явлений психизма обычно вызывают чувство недоверия. Для преодоления его при описании каждого явления в отдельности можно опираться лишь на авторитет и объективность свидетелей, что не очень убедительно. Но при рассмотрении явлений психизма в их совокупности вырисовываются взаимосвязь разнородных явлений и подчиненность их общим закономерностям, чем значительно укрепляется убедительность всей картины. В еще большей степени она укрепляется, когда выявляется поразительное сходство психических проявлений живущего и отшедшего человека, сходство, доказывающее, что сущность, переживающая смерть человека, пребывает в нем уже при его жизни.

Эту сущность принято называть «душой», но с этим названием по традиции связывается его идеалистическое толкование, поэтому мы будем называть ее в дальнейшем «процессором» и введем обозначения: П — для процессора живущего и П0 — для процессора отшедшего. Заметим, что доказательство существования П0 (глава 18) одновременно утверждает и наличие П в живущем человеке (так называемую «гипотезу анимизма»), т. к. не может в момент смерти появиться нечто (П0) из ничего. Сходство психических проявлений живущего и отшедшего человека является демонстрацией правильности этого вывода. Именно с присутствием в живом человеке П связаны прижизненные проявления психизма, которые теперь обычно осторожно называют «непознанными возможностями человеческого организма».

Источники по психизму

Литература психизма обширна, дисперсна и не всюду легко доступна, а классификация его явлений несовершенна. Поэтому для выявления вышеуказанных аналогий потребовалось выполнить обобщение сведений, полученных в разных странах и в разное время в области психизма и выработать рациональную классификацию явлений психизма. Полученные при этом результаты излагаются в первой части книги. Чтение ее избавит исследователя от необходимости обращаться к многочисленным первичным источникам.

Методика доказательства существования посмертной жизни использует в качестве своего инструмента медиумизм (см. главу 10). Сведения о нем еще менее доступны, чем о явлениях психизма, и разбросаны по множеству отдельных изданий. Поэтому их обобщение, выполненное во второй части книги, было совершенно неизбежным и оказалось весьма полезным, так как в свою очередь выявило обширные данные, закономерно вписывающиеся в общую картину. Мы надеемся, что сведения, приведенные в первой, второй и начале третьей части книги окажутся достаточными для осознания методики доказательства, интерпретации результатов опытов и оценки непреложности получаемых выводов. В то же время необходимо подчеркнуть, что мы не претендуем на то, чтобы вводные сведения воспринимались как попытки доказательства реальности описываемых явлений психизма и медиумизма, и тем более конечного выводы работы.

Психизм и медиумизм

Явления психизма и медиумизма — это явления природы. Признать реальность природного явления можно или в результате личного опыта, или согласившись с узаконенными представлениями большинства. Пока эти представления не сформировались, описания явлений не убеждают. Так жители некоторых жарких стран вначале считали мифом рассказы об обращении воды в твердое тело или в белый порошок, иногда покрывающий почву северных стран. Вероятно, и сейчас можно найти жителя уединенного атолла, который не сразу поверит в это. В реальность явлений психизма и медиумизма принято не верить.

Для целей доказательства, излагаемого в третьей части, эта вера не обязательна: доказательство целиком основывается на экспериментах. Лицу, которое пожелает убедиться в существовании посмертной жизни, предлагается эти эксперименты выполнить так, как это изложено в главе 18. В этом отличие нашего подхода к решению проблемы о посмертной жизни от работ предшествующих исследователей, пытавшихся обосновать доказательство существования П0 ссылками на исторические (или, как теперь склонны их называть — «анекдотические») случаи.

После того, как установлено существование П0, целесообразно попытаться выяснить, какими свойствами обладает среда их обитания и какими существами они в ней предстают. Вряд ли надо пояснять, что сведения о предстоящей жизни не безынтересны для большинства людей. Эти сведения можно получить путем обобщения сообщений различных источников, памятуя справедливое указание Шопенгауэра о том, что «совпадение множества независимых свидетельств есть доказательство их истинности». Набросок такого обобщения представлен в четвертой части книги.

В главе 24 подытоживаются выводы, к которым приводит выполненное исследование, и дается оценка их значения для науки, общества и отдельной личности.

Исследование психического плана мироздания приводит к определенным представлениям о структуре пространства, а следовательно, и об общих закономерностях вещественного плана, не во всем совпадающих с общепринятыми. Эти вопросы обсуждаются в последней, пятой части книги.

Скачать файл

Поделиться:

Похожие статьи